intro

«Старики сказывали – есть в Китае золотой клин. Клина чай там никакого нет, но земля, действительно, нам еще неизвестная. Уйду я, Маша, в Китай: поглядеть, как и что».

Алексей Толстой

«И вот мне приснилось, что сердце мое не болит,
Оно — колокольчик фарфоровый в желтом Китае
На пагоде пестрой… висит и приветно звенит,
В эмалевом небе дразня журавлиные стаи.

А тихая девушка в платье из красных шелков,
Где золотом вышиты осы, цветы и драконы,
С поджатыми ножками смотрит без мыслей и снов,
Внимательно слушая легкие, легкие звоны»

Николай Гумилёв

о текущем моменте (интервью для ИАЦ МГУ)

Для Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ имени Ломоносова прокомментировал текущую обстановку: продолжение китайско-американского противостояния и его влияние на постсоветские страны.

Полностью интервью читайте здесь: https://ia-centr.ru/experts/evgeniya-kim/tsentralnuyu-aziyu-vtyanut-v-voynu-tekhnologicheskikh-standartov


о ликвидации абсолютной бедности

Для радио «Эхо Москвы в Благовещенске» (да, это реальное название) дал небольшой 10-минутный комментарий, посвященный заявлениям китайского руководство о ликвидации в стране бедности.

По счастью у меня есть ссылка на весь комментарий: Почему ликвидация нищеты в Китае выгодна России? Ответ китаиста ▸ Amur.Life

Если в двух словах, подобные заявления — это, конечно, пропаганда, ориентированная на празднование 100-летия КПК. Дьявол кроется в деталях, и «ликвидировали» не бедность вообще, а именно «абсолютную бедность», да и «неабсолютная бедность» (свыше 600 долларов ежегодного дохода) для развитых стран мира — это очень и очень мало. 

Нам же, в России, может и неприятно наблюдать, как некогда «младший брат» обходит нас по многим статьям, но всё же, рассуждая рационально, для России повышения уровня жизни в Китае — это очень и очень хорошо.

на 8 марта

В наш бурный век, запутавшийся во всяких небирностях, постколониальностях и корректностях, так сразу и не поймёшь, поздравлять или нет кого-нибудь с сегодняшним праздником. А если поздравлять - то кого, как и какими словами.

Ведь и с обычными словами нынче - как сапёр на минном поле. По моим субъективным ощущениям, примерно 50% женщин те же феминитивы (авторка, блогерка и т.д.) воспринимает как личное оскорбление. Тогда как другие 50% считают личным оскорблением и даже вызовом, если ты их не используешь.

Ещё более сложная тема - восприятие праздника как своего. Даже мужики некоторые туда же. Обижаются, когда их поздравляют с 23 февраля - не служили и не защитники, мол. Другие, наоборот, обижаются, когда не поздравляют - типа, если 23 февраля только для служивых, тогда и 8 марта должно быть только для борцов (борцунь?) за женские права. А это очевидно не так. Ведь по субъективным ощущениям, позитивнее всего "международный женский день" воспринимают именно те женщины, которые в лучшем случае думают, что Роза Люксембург - это песня группы "Мумий Тролль" из альбома "Морская".

В общем, потомки, тяжело жить в наш 2021-й год.

Однако, я, как человек с некоторыми потугами на то, чтобы называться историком, хорошо понимаю, что "и радости, и бедствия, выпавшие на долю одной эпохи, не слишком отличаются от всего того, что происходит в любое другое время» (Й. Хейзинга. "Осень средневековья". 1919).

Collapse )

про ситуацию с экспортом рыбы и сои

Первый опубликованный текст года — про ситуацию с закрытием Китая для российских товаров. В основном, про мороженную рыбу, но до кучи ещё и про проблемы с поставками сои и общим выводом о том, что пора, конечно, уходить от монопсонной зависимости от Китая и всеми силами дифференцировать каналы и схемы экспорта.

Читать здесь: Почему КНР прекратила принимать российскую рыбу и сою (profile.ru)

про китайский футбол

Мой большой эксклюзивный текст про то, как "большие инвестиции" в китайский футбол привели к большому разочарованию и сменились "большим обнулением". В следующем году мы увидим немного другой китайский футбол: без звёзд, непомерных амбиций и баснословных трат.

Происходящее в китайском футболе интересно, как минимум, по двум причинам: во-первых, похоже что футбол - одна из немногих сфер, где "китайское чудо" дало сбой; во-вторых, китайские рецепты - от ставки на натурализации иностранцев для национальной сборной до жёстких зарплатных ограничений при сохранении жёсткого лимита на легионеров - вероятно, будут востребованы и в России и в других постсоветских странах.

Поэтому текст - чуть больше, чем просто про футбол. Он про приметы времени.

https://profile.ru/sport/investicii-ne-pomogli-bolshoe-obnulenie-kitajskogo-futbola-561939/

Да, кстати, подписывайтесь на эксклюзивный специализированный телеграм-канал о китайском футболе: t.me/chinafootball 

Другого такого нет во всём рунете!

разбор статьи How Russia Wins the Climate Crisis, или "не читайте до обеда американских газет"

На прошлой неделе друзья и коллеги мне активно рекомендовали статью в New York Times Magazine под броским заголовком How Russia Wins the Climate Crisis.

Одна из фотоиллюстраций к материалу в "Нью-Йорк Таймс". Почти любая деревенская усадьба на Дальнем Востоке будет выглядеть лучше, но зачем журналистам показывать как есть, если есть задача показать, как нужно?..
Одна из фотоиллюстраций к материалу в "Нью-Йорк Таймс". Почти любая деревенская усадьба на Дальнем Востоке будет выглядеть лучше, но зачем журналистам показывать как есть, если есть задача показать, как нужно?..

Репостили её многие (оно и понятно: с таким-то заголовком!). Но многие ли её прочитали? Думаю, что вряд ли, поскольку это не просто объёмная, а ОЧЕНЬ объёмная статья – более 40 000 знаков – тем более на довольно специфическую тему и с очень специфической аргументацией.

Однако, я в силу профессиональных потребностей читаю все более-менее большие статьи, посвящённые российско-китайским отношениям и Дальнему Востоку (а тут два в одном), поэтому не только её прочитал, но и законспектировал.

При этом со статьёй господина Абрама Ластгартена у меня, вообще-то, своя история. С основными её тезисами я знакомился ещё на стадии подготовки, поскольку господин Ластгартен консультировался со мной по тематике статьи. Ну, как «консультировался» – он очень хотел, чтобы я сказал то, что ему нужно; когда я излагал своё видение ситуации, он оспаривал его; а когда я так и не переубедился, попросту игнорировал мои комментарии, данные «для использования в статье». А оставил – лишь комментарии тех экспертов, которые подтверждали его точку зрения.

Впрочем, об этом ниже.

Collapse )

про китайцев, Дальний Восток и сельское хозяйство

Новый пост по одной из моих фирменных тем: https://carnegie.ru/commentary/83423

Из вступления:
«Уедут китайцы – все зарастет», – популярный рефрен в дискуссиях, посвященных участию китайского капитала и рабочих в развитии российского сельского хозяйства – прежде всего на Дальнем Востоке. 2020 год, казалось, должен был воплотить этот мрачный сценарий в жизнь: закрытые границы, карантинные меры для грузовых перевозок, а тут еще победа Байдена может прекратить торговое противостояние крупнейших в мире продавца и покупателя сои. Всё против дальневосточного сельского хозяйства, которое, как в советские времена, превращается в один из столпов региональной экономики.

Однако ближе к концу года оказалось, что скептики посрамлены, а оптимисты торжествуют. Созданные пандемией особые условия стали новой нормой в аграрном сотрудничестве России с Китаем, которое продолжает развиваться, пусть и не без побочных эффектов.

про институты развития Дальнего Востока

Написал для «Карнеги» большой и, в общем-то, эксклюзивный текст — про институты развития Дальнего Востока и их очередную оптимизацию:

https://carnegie.ru/commentary/83376

про жизнь на границе

«Помню, подростком был. Бывало, утром придёшь за сеном на огород – смотришь, а в копне тюк спрятан, это китаец-контрабандист схоронил свой товар. Ни в коем случае нельзя товар трогать, китайцы – они мстительные. Потом коровы или ещё какой-нибудь живности не досчитаешься. А если оставишь всё как есть, на следующий день тюка не будет, а вместо него – подарок. Если ходок нёс чулки – значит, оставит чулки для каждой женщины в семье; если чашки – то положит столько, сколько в семье человек.

Местные жители знали этот молчаливый уговор, но, когда стали появляться переселенцы, многие из них не выдерживали искушения и забирали себе контрабандный товар. Китайцы за это мстили. Бывало, даже приходилось патрулировать свою улицу, чтобы китайцы не сделали ничего скотине.

А ещё каждая улица негласно была закреплена за тем или иным китайским торговцем. Помню, на Вокзальной был китаец Ваня. Он целый день ходил вдоль улицы, если тебе надо что-то, покричишь его, он прибежит, примет заказ и через полчаса принесёт. Нужно, например, два фунта мяса, редиска, укроп. Не беспокойтесь, заказ исполнит, и в магазин ходить не надо. Деньги заплатишь в конце месяца. Или костюм нужен шевиотовый. Скажешь размер, цвет, и ждёшь. Бывало, конечно, Ваня придёт и скажет, что костюма нет. Но будет утром. За ночь ходоки принесут из Китая нужную вещь».

Collapse )