ivan_zuenko (ivan_zuenko) wrote,
ivan_zuenko
ivan_zuenko

Categories:

к вопросу о грамотности и академической подготовке китаеведов

Пожалуй, все восточники давным-давно привыкли к грубым ошибкам обывателей во всем, что касается предмета их изучения. Мы даже научились относиться к этому философско-снисходительно. Действительно, знание всех тонкостей и нюансов, касающихся стран Востока, и составляет то «сакральное» знание, которое отличает квалифицированного специалиста от неспециалиста. Впрочем, зачастую им уделяется недостаточное внимание, в результате чего даже выпускники профильных вузов сплошь и рядом работают с грубыми ошибками. Без особых надежд на исправление этой ситуации, выкладываю сюда ряд практических соображений - наиболее распространенные синологические «штучки», знание которых отличает специалиста от любителя, и в которых мы, к огромному сожалению, так часто делаем ошибки.

отличие от корейского, например, где существуют противоречия). Называется принятая в русском языке система – «транскрипция Палладия»,  в русско-китайских словарях она использовалась задолго до триумфального шествия пиньина по планете, и полную таблицу соответствий пиньина и Палладия можно посмотреть здесь – см. статью в русскоязычной википедии «транскрипционная система Палладия». Хочется добавить, что она не всегда корректно передает китайские звуки, но в русском тексте мы обязаны использовать именно ее и только ее.

Наиболее заметные «фишки» этой системы: звук «you» (по-китайски звучит скорее как «ёу») по-русски нужно передавать как «ю» (поэтому слово «друг» русской транскрипцией следует записывать как «пэнъю»); звук «е» (гортанный «э») всегда необходимо передавать как «э» и ни в коем случае не «е» и не «ы» (например, Мао Цзэдун, а никак иначе); инициали «z» и «j» следует передавать как «цз», а никак не «дз», и наконец, финали «..-n» и «…-ng» мы на русском передаем как «…-н» и «…-нь», несмотря на то, что китайцы на самом деле не смягчают звук ни в первом, ни во втором случае (в случае с «…-ng» используется гортанный звук).

Придыхание, характерное для многих китайских согласных, в транскрипции на русский язык не указывается!

Если после слога, заканчивающегося на твердую согласную, дальше идет слог, начинающийся на гласную, необходимо использовать твердый знак (пример, «Чанъаньцзе»)!

Звук «hui» для благозвучия передается в русской транскрипции как «хуэй», и в случае с провинцией Аньхой как «хой».

Практически все китайские топонимы в России принято транскрибировать, используя систему Палладия, исходя из тех географических названий, которые приняты в КНР в настоящий момент.
Исключения составляют: названия столиц Пекин и Нанкин (а не Бэйцзин и Наньцзин, как следовало бы, исходя из логики транскрибирования), большинство маньчжурских топонимов, издавна употребляемых русскими: Харбин, Хинган и Цицикар и др. (а не «Хаэрбинь», «Синъань» и «Цицихаэр», как в китайском языке), а также еще ряд топонимов, относящихся к местам компактного проживания нацменьшинств. При переводе топонимов Внутренней Монголии следует опираться на монгольские, а не на ханьские термины, если таковые имеются (например, «Хух-Хото», а не «Хухэхаотэ», но «Баотоу», что верно в обоих случаях). То же касается и Синьцзяна («Урумчи» и «Кашгар» вместо «Улумуци» и «Каши») и Тибета («Лхаса», а не «Ласа»). В Нинся и Гуанси китайский язык повсеместно вытеснил местные языки, поэтому топонимы этих автономных районов совпадают с китайскими и для перевода можно смело пользоваться китайской картой.

Использование форм транскрибирования «фын» и «мынь» (вместо «фэн» и «мэнь») в топонимах Кайфын (Кайфэн), Аомынь (Аомэнь) и Сямынь (Сямэнь) является устаревшей, но допустимой (в отличие от имен, где уже не употребляется).

Переводя городские топонимы, следует помнить, что в России принято транскрибировать, а не давать дословный перевод (например, «площадь Тяньаньмэнь» вместо «площадь Ворот небесного спокойствия» и «улица Чжуншаньдацзе» вместо «улица Сунь Ятсена»).
При этом в переводе названия улицы китайский термин, указывающий, что это именно улица («цзе», «дацзе», «лу», «далу», «дао»), сохраняется, и все слово пишется целиком, без пробелов и дефисов (например, «улица Чанъаньцзе» или «проспект Дунфанхундалу»). А при переводе названия площади или микрорайона такой термин опускается (например, «площадь Жэньмин» вместо «площадь Жэньминьгуанчан» или «Народная площадь», «район Наньган» вместо «район Наньганцюй»); исключения составляют названия площадей, относящиеся к датам (например, «площадь 4 мая» вместо «площадь Усы»).

Те же принципы касаются и перевода названий китайских компаний. В России принято транскрибировать название, а не давать дословный перевод, если мы говорим об организацией, имеющей именно название, а не просто определение, чем она занимается. Например, правильно переводить  «корпорация «Цзиньбу», а не «корпорация «Прогресс», при этом допустимо передать дословный перевод названия в скобках. В то же время правильно давать дословный перевод организации, если оно состоит из определений – например, «Деревообрабатывающая компания города Суйфэньхэ», а не «Суйфэньхэши муе гунсы»). Говоря о государственных и общественных организациях, правильным является только перевод, а не транскрипция (например, «Всекитайское собрание народных представителей», а не «Цюаньго жэньминь дайбяо дахуй»).

Китайские имена записываются в два слова: первое является фамилией, второе – именем. Причем, если имя состоит из двух слогов, они пишутся слитно, а никак не через дефис (данная норма является устаревшей) и не двумя разными словами (как до последнего времени при транскрибировании корейских имен).

Большинство китайских фамилий состоят из одного слога, однако есть и исключения – наиболее распространенными являются фамилии «Оуян», «Сыма» и «Чжугэ». Соответственно, их нужно иметь в виду и перевести имя легендарного героя «Троецарствия» как «Чжу Гэлян» вместо «Чжугэ Лян» - это грубая ошибка.

Говоря о видных деятелях Гоминьдана, необходимо помнить, что их имена были восприняты русскими в форме, характерной для южных диалектов (в период 1910-20-х гг. Коминтерн сотрудничал именно с гоминьдановским правительством в Гуанчжоу, а не с бэйянскими милитаристами в Пекине). Поэтому имена «Сунь Ятсен» и «Чан Кайши» на путунхуа неизвестны – на пекинском диалекте это соответственно «Сунь Чжуншань» и «Цзян Цзеши» (кстати, имя его сына Цзян Цзиньго, который долгие годы руководил Тайванем, мы знаем уже в варианте путунхуа).

При склонении китайских имен необходимо помнить, что склоняется все имя целиком, если мы имеем дело с именем-фамилией. Ни в коем случае нельзя склонять и имя, и фамилию (например, нельзя сказать «реформы Дэна Сяопина» - необходимо говорить «реформы Дэн Сяопина»). Данное правило не имеет исключений!

Если есть только фамилия, она склоняется по нормам русского языка – то есть склоняется, если она принадлежит мужчине («фильмы Чжана», «реформы Дэна») и не склоняется, если принадлежит женщине («олимпийские победы Чжан»).

При переводе имен китайцев, проживающих на Тайване, следует сначала установить соответствие имени пиньину, а потом передавать его на русский язык, в соответствии с принятыми нормами транскрипции. (Дело в том, что на Тайване повсеместно распространены иные системы транскрипции, отличные от пиньина, поэтому многие имена выглядят необычно – например, Lieu Hsien, что на самом деле «всего лишь» Лю Сянь).

То же касается и кантонского диалекта, для которого характерен ряд уникальных фишек, которые нужно можно только знать, поскольку логике они не подчиняются – например, слог «Ng» соответствует «нормальной» китайской фамилии «У»).

Один из самых запутанных вопросов в прикладном китаеведении – это вопрос склонения топонимов. Конкретно – как склонять название города или провинции, в соответствии с нормами склонения для мужского или женского рода. Зачастую ответ очевиден – Пекин является «мальчиком», не только потому что это город (он), но и потому что название заканчивается на твердую согласную. Соответственно склонять его нужно «по-мужски». Однако существуют и неочевидные примеры, в случае если слово заканчивается на мягкую согласную – скажем, Сиань, Сямэнь или Хунань. В целом, как мне кажется, следует отталкиваться от того, что именно данный топоним обозначает. Если город, то нужно считать, что он относится к мужскому роду, если провинцию, то к женскому. Примеры, «город Сиань» - мужской род; соответственно можно привести такие примеры употребления, «я уехал из Сианя», «я побывал в Сиане» (а не «я уехал из Сиани», «побывал в Сиани»); «провинция Хунань» - женский род, соответственно, нужно говорить «кухня Хунани», «мне понравилось в Хунани» (а не «кухня Хунаня» и «понравилось в Хунане»). Впрочем, в академической литературе сплошь и рядом встречаются исключения, что лично я склонен объяснять отсутствием общеизвестных рекомендаций на данную тему. В случае с реками, горами и озерами, если они заканчиваются на твердую согласную, следует считать, что данные топонимы относятся к мужскому роду («вода из Чжуцзяна», «красоты Хингана», «купался в Кукуноре» и т.д.) В остальных случаях лучше избегать склонения, дабы окончательно не запутаться.

Касательно истории Китая заблуждений, по которым специалиста можно отличить от профана, еще больше, и, безусловно, данная тема заслуживает отдельного материала. Поэтому остановлюсь лишь на нескольких, наиболее распространенных примерах.

Де-факто Китайская народная республика (основана в 1949 г., материковая часть Китая) и Китайская республика (основана в 1912 г., о. Тайвань) являются независимыми государствами. Однако де-юре и в Пекине, и в Тайбэе отрицают суверенитет другого государства и провозглашают наличие единого и неделимого Китая; а гражданская война между КПК, который руководит КНР, и Гоминьданом, который руководит Китайской республикой, официально не завершилась. Российская федерация, являясь геостратегическим партнером КНР, на официальном уровне полностью признает и разделяет позицию Китайской народной республики. Следовательно, Вы можете иметь какую угодно личную позицию по данной проблеме, однако при переводе или организации официальных мероприятий гражданам России необходимо придерживаться официально разделяемого нашей страной курса.

В истории Китая насчитывается сразу несколько периодов, когда страна не была единой, а на части ее территории существовали некитайские государства (государства тюрок, тангутов, киданей, чжурчжэней и т.д.) Официальная китайская пропаганда в настоящий момент считает их историю частью своей национальной истории (как если бы мы точно также относились к истории Золотой Орды, например), однако следует помнить, что эти государства, как правило, были враждебны по отношению к ханьскому Китаю, и считать их «китайскими» - это грубая ошибка.

Дважды в истории Китая страна полностью захватывалась соседними народами. При этом на территории Китая существовало единое государство, но китайским по своей сути оно не было, и называться таким не может. В период владычества монголов на территории Китая существовала Империя Юань, а период владычества маньчжуров – Цинская (или Дайцинская) империя. Кстати, территория нынешних северо-восточных провинций КНР (бывшая Маньчжурия) вошла в состав Китая именно в цинский период – то есть формально не они были присоединены  к Китаю, а Китай присоединен к ним. Более грамотно называть эти земли «северо-восточные провинции КНР», а не «северо-восточный Китай», так как традиционно ареал китайской цивилизации на севере заканчивался в районе г. Шаньхайгуань (примерно граница провинций Хэбэй и Ляонин) и на Ляонин, Цзилинь и Хэйлунцзян не распространялся.

Территория российского Дальнего Востока никогда не входила в состав китайского государства, хотя и частично находилась в составе государственных образований тунгусо-маньчжурских народов, занимающих часть территории Китая (чжурчжэньской империи Цзинь и маньчжурской империи Цин). Современная китайская пропаганда, как я уже говорил, склонна воспринимать историю своих соседей-завоевателей, как часть национальной истории, поэтому на многих исторических картах территория российского Дальнего Востока обозначается как «зависимые от Китая земли», что по сути является искажением истории (примерно с тем же успехом Монголия могла бы обосновывать территориальные претензии на большую части России).

Справедливости ради следует заметить, что после подписания договора о демаркации российско-китайской границы 2001 г. (по которому Россия уступила КНР половину Большого Уссурийского и остров Тарабаров) официально Китайская народная республика не имеет никаких территориальных претензий по отношению к России.

Великая китайская стена никогда не существовала как единое фортификационное сооружение. Под данным термином следует понимать систему различных, построенных в разное время стен, укреплений и таможенных постов, построенных к северу от традиционного ареала китайской цивилизации. Хорошо сохранившиеся участки «великой китайской стены» к северу от Пекина официально были построены в последние десятилетия династии Мин – первые десятилетия династии Цин (т.е. 17 век, намного позднее фортификационных сооружений Владимирской Руси, например), однако впоследствии неоднократно достраивались и перестраивались, в том числе и для использования в туристических целях во второй половине 20 века.

Империя Цинь – первая объединенная китайская империя, основанная Цинь Шихуаном, существовала до нашей эры. Империя Цин – последняя империя, существовавшая на территории Китая, прекратила свое существование в 20 веке. Путать эти два государства – большая ошибка.
Tags: Китай, наука, университет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments