ivan_zuenko (ivan_zuenko) wrote,
ivan_zuenko
ivan_zuenko

Categories:

про разницу в часовых поясах и повседневные практики

Одна из лучших научных статей, которые я прочитал в последнее время, называется «Часовые пояса и синхронные телекоммуникации: незаметная работа по темпоральной координации у горожан Дальнего Востока России».

Сейчас объясню, про что она.

Эту работу написали молодые питерские антропологи на основе нескольких десятков интервью с жителями Магадана и Владивостока. Тема – влияние часовых поясов на быт, профессиональную и личную жизнь людей. Условно говоря, как живётся на Дальнем Востоке в условиях, когда работодатели, заказчики, партнёры и близкие люди живут в другом часовом поясе.

Вот основные положения этой оригинальной работы, опубликованной в журнале "Этнографическое обозрение":

Начинается всё с замечательного эпиграфа:

«Вот ты знаешь, что утреннее шоу на “Европе+” начинается в 14:00, когда ты едешь с учебы, и это нормально. Ты ложишься спать не после футбола, а до футбола. Ты идешь мимо вокзала, темно хоть глаз выколи, слышишь, что “скорый поезд такой-то отправляется в 16 часов 23 минуты”, тебе не странно, ты просто мысленно прибавляешь семь. Прибавлять и отнимать семь — это самые часто встречающиеся арифметические действия во Владивостоке»

--- о да, ребятки, это про нас. Одна из наиболее ярких фишек жизни на Дальнем Востоке – жить как бы параллельно в двух временах: местном и московском. Причем с развитием Интернета и социальных сетей этого параллелизма стало даже больше.

Тема часовых поясов и разницы во времени на самом деле довольно актуальна для современной науки и обычно вплетается в такие сюжеты как символическая политика государств, соотношение модерного и биологического времени, глобализация и транснациональные коммуникации. Как правило, утверждается, что с развитием новых технологий связи время ускоряется, а пространство сжимается.  Однако, практика показывает, что пространственно-временные ограничения на общение при этом не исчезают.

И разница часовых поясов – одно из таких ограничений.

В чём же она выражается, и как с этим живут люди, для которых «параллелизм» времени (местное и московское) – обычное дело? Кстати, в статье такое дело называется «темпоральной практикой» (взаимодействие со временем), а общение с людьми из других часовых поясов – «кросстемпоральной коммуникацией».

Базовое утверждение – «разница часовых поясов приносит неудобства».

Проявлений много: сложности согласования работы с московскими заказчиками/работодателями, спортивные трансляции посреди ночи, несовпадение графика «работа-отдых» и эмоционального фона при общении с близкими людьми. Банально звонки посреди ночи от людей, которым плевать на то, что у тебя уже ночь. И так далее, и тому подобное.

Но люди привыкают ко всему. И к этому тоже. В работе это названо «окказиональные подстраивания».

Авторы пишут: «Работа по координации во времени может совершаться как тактически — через окказиональные подстраивания в ситуациях, когда изменяется “окно коммуникации” или коммуниканты из другого пояса настаивают на синхронном телеприсутствии дальневосточного партнера, так и стратегически — в виде спланированного графика и решений о своей темпоральной доступности.

Чаще всего окказиональные подстраивания происходят в рабочих контактах. “Окно синхронной коммуникации” c Москвой во Владивостоке и Магадане не превышает двух-трех часов, чего часто бывает недостаточно для эффективного решения текущих вопросов. Увеличение этого промежутка обычно происходит за счет задержек в офисе восточного партнера, что иногда может перерастать в продолжение работы ночью из дома».

Можно также весь свой рабочий день выстроить под общение с коллегами из Центра. В первой половине дня – локальные задачи, во второй половине – решение вопросов с Москвой.

Более молодые информанты отмечали, что даже свою активность в соцсетях они подстраивают под часовые пояса аудитории с запада страны. (Истинная правда!)

Как следствие, для дальневосточников характерно «рефлексивное отношение к собственной темпоральной доступности» - это когда вы отключаете на ночь телефон, чтобы вас не доставали звонками и сообщениями в вотсапе, пока вы спите. (Прикиньте, кто-то так не делает, оказывается!).

Авторы пишут: «Рефлексивность в отношении своей доступности — следствие работы по установлению границ в условиях новых технологий связи (Schwarz et al. 2000). Шварц и соавторы называют этот феномен islanding, рассматривая только те моменты, когда человек изолирует себя, чтобы сосредоточиться на профессиональной деятельности или, наоборот, отдохнуть. Опыт Дальнего Востока позволяет говорить о феномене «управления доступностью», когда люди ограничивают доступность избирательно — для определенной категории потенциальных коммуникантов.

Как следствие, управление доступностью у владельца смартфона на Дальнем Востоке отличается от аналогичного у жителя московского часового пояса уровнем рефлексии: опыт более частых внезапных вторжений из-за разницы во времени заставляет подходить к этому более осознано».

Не вдаваясь в подробности, скажем, что с личной жизнью и эмоциональными связями в условиях «кросстемпоральной коммуникации» всё намного сложнее.

Тем удивительнее, что дальневосточники, эти отбитые отморозки, находят в разнице часовых поясов даже свои преимущества.

Среди них:

- утром тебя вряд ли побеспокоят партнёры из Москвы («дальше от начальства, ближе к кухне»)

- плюс 7-8 часов к любому дедлайну, который выставляют по московскому времени

- телетрансляции из Восточной Азии и Америки идут в более удобное время

- по вечерам после работы можно заниматься игрой на московской бирже и получать, таким образом, дополнительный доход

Авторы заключают: «Названные информантами преимущества показывают, что разница между часовыми поясами может не только требовать дополнительной работы по координации во времени для осуществления коммуникации, но и экономить ресурсы в самых разнообразных контекстах и даже приносить дополнительную выгоду — временнýю, символическую или финансовую».

Любопытно и то, что магаданцы и владивостокцы по-разному рефлексируют по поводу своих темпоральных практик – прежде всего, того, что авторы называют «темпоральным неравенством» (различия в доступе к коммуникациям из-за различий в часовых поясах).

Так, магаданцы острее реагируют на несвоевременные коммуникативные действия собеседников из других часовых поясов; для них временнáя некомпетентность западного партнера служит напоминанием о периферийности города и зависимости от столицы.

Рассказы владивостокцев спокойнее: темпоральные промахи обитателей других часовых поясов интерпретируются как сообщение об отличии, которое дает повод для гордости, а не для стыда.

Замечательная цитата информантки из Владивостока: «Ну, это особенность нашего города. Его вообще считают таким особенным, самобытным, далеким, каким-то таким неизвестным… ой, как далеко, на краю земли! Вот это всё. И поэтому вот этот большой часовой пояс, он как-то тоже прибавляет таинственного шарма. О-о, такая большая разница, вау! То есть самобытности еще дает городу».

Таким образом, различие реакций связано с разным восприятием своей «темпоральной инаковости», вызванным, в свою очередь, отличием в самоидентификации в отношениях со столицей:

В более зависимом от федеральных дотаций Магадане запад и восток страны описываются в терминах “центр–периферия”. Во Владивостоке же для этой цели используют географические наименования, не несущие смысловых оттенков подчинения: названия регионов (напр., “Москва”) или обобщенное “Запад”. Ощущение владивостокцами себя как живущих в ином, а не в подчиненном поясе подпитывается и более интенсивными контактами с жителями других часовых поясов, в т.ч. и из соседних стран: Китая, Южной Кореи, Японии.

Однако, темпоральное неравенство – это все равно форма социального неравенства. Даже в более позитивном по отношению к своим темпоральным практикам Владивостоке.

И, помимо прочего, среди последствий этого можно назвать ещё одну, нераскрытую авторами тему: проблему управления региона «варягами» из Центра, многие из которых не перевозят сюда семьи, оставляют дома друзей, наработанные рабочие связи; и будучи вынужденными общаться с ними в режиме темпорального неравенства, делают это неэффективно, от чего страдают как эмоциональные связи, так и качество управления региона в целом.

Полный текст статьи доступен по адресу: https://ras.jes.su/ethnorev/s086954150005295-4-1?fbclid=IwAR3SnVElxG-4H-WULv9mNEPGiUKQ0VDD4RtLwR3mkZ2-4OUNp1qBlEbasbY

Tags: Дальний Восток, наука, перепост, человек фронтира
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments