ivan_zuenko

Categories:

"Дело о переселении борисовского мещанина Саввы Зуёнка в Сибирь"

Государственный архив Томской области недавно взял и оцифровал, а потом опубликовал некое "Дело о переселении переселенца Могилёвской губернии Саввы Зуёнка в Бурлинскую волость" Томской казённой палаты.

Савва Зуёнок — это, собственно, мой прапрадед. Первый по линии Зуёнков-Зуенко, переселившийся из Белоруссии на восток - а именно в деревню Заковряшино Бурлинской волости Барнаульского уезда Томской губернии (ныне это территория Крутихинского района Алтайского края, Бурлинск – старое название села Крутиха).

О нём и его предках подробно писалось в 2017 году вот здесь: https://ivan-zuenko.livejournal.com/187565.html

Конечно, не на каждого переселенца велось целое дело толщиной в 15 страниц канцелярской переписки. Подобная удача (для потомков) произошла, потому что мой пращур вёл с властями тяжбу.

А было это, как выяснилось, так:

В 1901 году мещанин Борисовского уезда Минской губернии Савва Зуёнок съездил в Сибирь и выбрал место для будущего переселения - деревню Заковряшино. В октябре получил одобрение от Заковряшинского сельского схода (т.н. "Приёмный приговор") и в декабре подал в Бурлинскую волость прошение на переселение и причисление к крестьянскому обществу означенной деревни. 

По возвращению в Белоруссию получил «Увольнительный приговор» от Борисовского мещанского общества и в ожидании переезда на год арендовал землю в деревне Осиновка Бобрской волости Сенненского уезда Могилёвской губернии. (Это близко к родной для Зуёнков Холопеничской волости Борисовского уезда). Расчёт был в том, чтобы вырастить урожай, продать его и получить средства на переезд по льготному железнодорожному тарифу.

Надо сказать, из семейных преданий мы знаем, что Савва Михайлович, сын солдата, в молодости работал в разных направлениях. Например, строил железную дорогу "Петербург - Варшава". Основным же ремеслом считал работу каретника. В родной Белоруссии земли у него не было, поэтому он числился мещанином, чем тяготился, и собирался начать новую жизнь в Сибири. 

Наступил август 1902 года, подошло время переезда, а ответа от властей на поданную заявку всё не было. Пращуру пришлось писать властям Бурлинской волости новое прошение, которое по инстанции пошло крестьянскому начальнику Барнаульского уезда, а затем в Томскую казённую палату.

Выяснилось, что ещё в январе 1902 года Томская казённая палата получила из Борисова письмо, в котором Борисовское городское общественное управление МВД просило принять "увольнительный приговор мещанина Зуёнка С.М. под расписку только в случае уплаты им недоимок за общественные повинности прошлых лет в размере 78 копеек". Расписку и полученные средства предполагалось перенаправить в Белоруссию. О своём решении Управление известило и пращура, однако, что это было, и что ему нужно делать, он не понял. И, собственно, ничего не сделал.

Между тем, в Томске по какой-то причине решили, что эти 78 копеек Зуёнок С.М. должен уплатить в Борисове и, видимо, стали ожидать какого-либо уведомления на этот счёт. Которого, естественно, не получили.

В общем, пришлось разбираться начальнику 2-го отделения Томской казённой палаты. Собрав все относящиеся к делу документы (два прошения Зуёнка С.М., приёмный приговор заковряшинцев, письмо от борисовского общественного управления и несколько запросов о том, нет ли у кого-либо из инстанций претензий к переселенцу), высокое начальство постановило: препятствий к переселению не чинить, зачисление Зуёнка С.М. в крестьянское общество деревни Заковряшино разрешить. 

Уплатил ли пращур эти злосчастные 78 копеек, история умалчивает. Однако, мы знаем, что в Сибирь он, 45-летний, переехал осенью 1902 года с женой Ириной Исаковной, 41 год, и семью детьми: Федотом, 13 лет, Параскевой, 12 лет, Агапией, 11 лет, Анной, 9 лет, Василием, 5 лет, Михаилом, 3 года, Степаном, полтора года. Уже в Сибири под фамилией Зуенко родился мой прадед Николай Савельевич. 

Имея в семье пять душ мужского пола, Савва Михайлович получил 75 десятин земли (по 15 десятин на душу), то есть, если я ничего не путаю, около 80 гектар, плюс освобождение от налогов на определённый срок. Короче, земли получил от государства значительно больше, чем определённый В.И. Лениным в работе "Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни" уровень для "зажиточных хозяйств" в 25 десятин. (Любые аналогии с нынешней программой «Дальневосточный гектар» просто оскорбительны).

Вскоре семья так разбогатела, что даже покупала новейшую сельхозтехнику – например, механическую сноповязку. В результате трагического случая эта сноповязка повредила руку младшего сына Николая, и он оказался неспособен к крестьянскому труду. Чтобы сын смог прокормить себя в будущем, Савелий Михайлович отдал его учиться музыке – играть на скрипке (травмированная рука могла держать смычок). И заодно отдал учиться грамоте. Так Николай Савельевич стал первым в роду, кто был грамотным и преподавал в школе, а все его потомки получали образование не ниже высшего.

А родственники переселенцев так и остались в Белоруссии. Один из их потомков Василь Зуёнок (Васіль Зуёнак), например, стал председателем Союза писателей Беларуси.

В общем, такая вот история в лицах. Такой вот Far and Away. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.