ivan_zuenko (ivan_zuenko) wrote,
ivan_zuenko
ivan_zuenko

Categories:
  • Location:
  • Music:

про Чжу Юаньчжана, который хорошо начал, да плохо кончил

Сегодня историю нужно знать за тем, чтобы завтра не повторять вчерашних ошибок.

Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

Власть монгольских завоевателей над Китаем была не долгой. Она продлилась чуть более века, если брать владычество над большей частью Китая (с 1230-х годов), и даже меньше века – если брать только время существования династии Юань (с 1270-х годов). В 1350-х годах Китай оказался охвачен народным восстанием, которое изначально было направлено на восстановление власти прежней династии Сун, однако затем раскололось на несколько групп, в ходе чего возвысился крестьянский вожак по имени Чжу Юаньчжан, который в 1368 году основал новую династию, а спустя несколько лет завершил освобождение/объединение страны.

Чжу Юаньчжан (朱元璋, 1328-1398 гг. жизни) стал императором в 40 лет и правил 30 лет. Он оказался вторым в истории Китая выходцем из крестьянской семьи, поднявшимся на престол Сына Неба (первым был Лю Бан, основатель Ханьской династии). Один этот факт должен говорить о нем, как о человеке с необыкновенной судьбой. Однако в детстве он выделялся среди сверстников только необычной, отталкивающей внешностью. Считается, что он имел скуластое лицо с сильно выдающейся вперед нижней челюстью, крупный нос и большие умные, но в то же время злые глаза, густые брови.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений
Согласно официальным хроникам, основатель династии выглядел вот так...
Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений
...но этот портрет больше похож на историческую действительность.

В возрасте 16 лет он потерял всю семью, которая погибла в результате голода. Для того, чтобы не повторить судьбу своих родных он ушел в буддистский монастырь и несколько лет «работал» странствующим монахом, собирающим милостыню. Здесь же он обучился грамоте и приобрел навыки боевых искусств (что-то типа современной самообороны без оружия), которые очень скоро пригодились ему в деле.

После того как монастырь был уничтожен правительственными войсками по подозрению в связях с повстанцами, Чжу Юаньчжану ничего другого не оставалось, как действительно «уйти в горы и леса». К тем самым повстанцам, которые были известны как «красные повязки», поскольку их отличительным цветом был красный – в честь Спасителя, Будды будущего. Беглый монах, вчерашний крестьянин, быстро сделал в рядах восставших «карьеру». Окончательно возвыситься ему помогла удачная женитьба на дочери одного из лидеров повстанцев, цепь счастливых случайностей (из разряда «оказался в нужном месте в нужное время»), а также искусно организованные им интриги. Так, по его указу был утоплен при переправе через реку Хань Линьэр – глава созданного «красными повязками» государства Сун.

После провозглашения себя императором Чжу Юаньчжан начал реализовывать свои идеи об идеальном устройстве государства. На первых порах Чжу Юаньчжан активно использовал антимонгольские настроения и антимонгольскую же риторику. Так, он запретил носить навязанные монголами одежды и прически; были восстановлены китайские имена и фамилии (ранее многие чиновники меняли их на монгольские) и так далее. Все это не могло не встретить одобрение народа. Чжу Юаньчжан, став императором под девизом правления «Хунъу» 洪武 («Воинственный») провозгласил, что намерен, как и при предыдущих династиях, править при опоре на конфуцианские ценности и добродетели – а следовательно и на обширный класс «шэньши», конфуцианских ученых-чиновников. И все это несмотря на прошлое буддистского монаха и вождя народного восстания.

Действительно, в первые годы система управления минским государством копировала танские, сунские и (частично) юаньские порядки. Однако это не устраивало Чжу Юаньчжана, который был человеком активным, деятельным, самоуверенным (вплоть до осознания собственного мессианства), но при этом крайне подозрительным и с весьма скверным характером.
Так уж получилось, что ученым-конфуцианцам – людям гораздо более образованным, чем он сам – Чжу Юаньчжан не доверял. То же самое относилось и к евнухам – ключевому элементу системы управления двором. Чжу Юаньчжан полагал, что, дай им волю, и те, и другие все разворуют, а родной Китай, только-только поднявшийся с колен после века национального порабощения, вновь окажется под властью инородцев. Единственный человек, которому он мог доверять полностью, был он сам. С некоторыми оговорками он мог также опереться на «своих людей»: родственников и «нанкинских» (выходцев из южной столицы империи – Нанкина, который стал центром державы Чжу Юаньчжана еще до провозглашения им династии).

С 1376 года началось преобразование административной системы, смысл которого заключался в укреплении единоличной самодержавной власти императора. Действия Чжу Юаньчжана номинально были направлены на укрепление государства и власти правящего дома, однако на практике они заключались в следующем:

Родственники императора направлялись в регионы в качестве наместников с самыми широкими полномочиями. Был ликвидирован Императорский секретариат (中书省, Чжуншушэн), который в годы Юань превратилась в ключевую государственную структуру, координирующую деятельность «шести министерств» и возглавляемую двумя канцлерами. Теперь министерства подчинялись непосредственно императору. Были ликвидированы должности канцлеров. Также был реформирован издревле существовавший в Китае цензорат – сейчас он подлежал личному контролю императора. Была реорганизована армейская система. Вместо одного Военного совета, как это было у монголов, учредили пять независимых друг от друга, но подчиненных непосредственно императору Военных командований.

Сейчас все подчинялось императору – и министерства, и удельные владыки, и провинциальные управления. Считается, что в некоторые дни Чжу Юаньчжану приходилось рассматривать более тысячи государственных бумаг. Да, Чжу Юаньчжан представляет собой редкий в истории Китая пример императора, которые принимал самое деятельное участие в делах государства, однако очевидно, что возможности человека не безграничны; в одиночку управлять огромным государством с многомиллионным населением невозможно. Все это привело к созданию «института» специальных секретарей дасюэши 大学士, которые отбирались из членов столичной конфуцианской Академии. Впоследствии из них было сформировано особое ведомство - Внутридворцовый секретариат (нэйгэ 内阁) – эдакая «Администрация императора», которая уже при наследниках Чжу Юаньчжана превратилась в центр принятия всех ключевых решений в жизни государства.

Император, похоже, был искренен в стремлении посвятить всего себя заботам о государстве. В истории Китая, пожалуй, не было другого правителя, который бы так много работал и настолько сильно верил в свою миссию. Пусть даже ценой личного счастья. Императрица Ма, которая знала его еще нищим монахом-попрошайкой и женитьбе на которой он был обязан своему лидерству среди повстанцев, после возвышения мужа перестала быть ему мила. Император обладал всего 38 наложницами, что, по тогдашним меркам, было свидетельством его необыкновенного аскетизма. Да и к ним он относился «без фанатизма» – во всяком случае истории неизвестны случаи «роковых» влюбленностей императора, что вообще-то обычное дело для его предшественников и последователей. Возможно, император, стремившийся прежде всего к власти, и вовсе был холоден к человеческим радостям, а возможно это был сознательный расчет большого политика, так как большое количество наложниц неизбежно привело бы к увеличению числа евнухов, с влиянием которых он боролся.

Проблема в том, что из всех способов управления деятельный император выбрал самый неблагодарный – он управлял Поднебесной в ручную. Ни одно решение – от кадровых назначений до вопросов строительства оборонительных сооружений на окраинах империи – не могло вступить в силу без оттиска императорской печати. Десятки, сотни и даже тысячи вопросов не могли быть решены годами, дожидаясь личной санкции государя.

С годами, как это часто бывает у диктаторов (вспомним примеры из отечественной истории), его параноидальная подозрительность и недоверие возрастали. Идя во дворец на положенные приемы, чиновники каждый раз прощались с семьями навсегда. Для вылавливания ненадежных была создана специальная служба – т.н. «Охрана в парчовых одеяниях» (Цзиньивэй 锦衣卫), по сути тайная полиция, которая занималась политическим сыском и пытками. Считается, что за 30 лет правления Чжу Юаньчжана по «политическим делам» было казнено около 100 тысяч человек.

Не питая доверия к сословию шэньши, в 1377 году он отменил экзаменационную систему кэцзюй, которая веками являлась главным механизмом формирования политической элиты. Спустя семь лет она была восстановлена – но по упрощенному образцу и с квотами для представителей отдельных регионов. Впрочем, на значимые административные должности Чжу Юаньчжан назначал чиновников лично, по рекомендации. В своей кадровой политике император мог быть по-простонародному непоследователен. Бывало, ответственные посты доставались кому-нибудь из дворцовой прислуги, если тот сумел вовремя польстить императору. Ну и конечно же, основным критериями для назначения были личная преданность и принадлежность к семье Чжу.

Еще более радикальные методы Чжу Юаньчжан использовал для преобразования общества в соответствии со своими представлениями. Его идеалом было стабильное управляемое общество, в котором бы оставалась незыблемой власть императора – «отца народа». Поэтому он старался всячески ограничить мобильность населения: как в физическом плане (были запрещены поездки на расстояния более 12 км от места проживания), так и в социальном плане (дети должны были заниматься профессиями родителей и занимать ту же общественную нишу). Император старался регламентировать все стороны жизни своих подданных (аналогии с Цинь Шихуаном!) включая ношение единых для всей империи чиновничьих и военных халатов с нагрудными нашивками, соответствующими рангу владельца. Чиновникам (и только им!) было положено носить характерную черную шапочку с ушками позади затылка (ушаомао). Он ввел стандарты для устной речи и письма, которые не позволяли бы образованным людям проявлять свое превосходство над необразованными. Для того, чтобы контролировать торговое сословие, он заставил купцов каждый месяц подавать опись своего имущества. Внешняя торговля в правление Хунъу сократилась до минимума и осуществлялась только государством. Частная инициатива, предприимчивость, образованность, внешние контакты – во всем этом Чжу Юаньчжан видел угрозу основам созданного им порядка.

Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

На селе Чжу Юаньчжан стремился вновь создать порядок, при котором основу хозяйства составляли бы отдельные крестьянские дворы, обрабатывающие небольшие наделы, переданные им государством. Все земли, захваченные крестьянами во время освободительной войны, были закреплены за теми, кто их обрабатывал. Одновременно и крестьяне оказались прикреплены к земле, так как обязаны были зарегистрироваться в местных органах власти и не могли менять надел или переезжать на новое место без разрешения властей. При составлении подушных реестров обязательно учитывался размер имущества, так что объем налога варьировался в зависимости от богатства крестьянина. После относительной «рыночной» свободы, присущей для порядков сунского времени, император вновь вернулся к жесткой уравнительной системе, восходящей к системе «цзюньтяньчжи», но с тем важным изменением, что земельные наделы сейчас не менялись каждые несколько лет, а налог был прогрессивным.

Для раннего периода Мин вообще характерно преобладание государственных (казенных) земель над частными, которые составляли не более 1/3 всего земельного фонда. Действия властей были направлены на строгий учет земли и подданных, а также всестороннюю регламентацию их деятельности. В 1381 году в эту систему были внесены изменения, позволившие упорядочить процедуру сбора налогов и отбывания повинностей. Эта система, восходящая еще к древности, в своих основных чертах сохранилась вплоть до конца императорского периода. Она основывалась на объединении дворов в группы, связанные круговой порукой в выполнении в срок и полностью государственных налоговых и повинностных обязательств. В соответствии с новыми принципами каждые 10 дворов объединялись в цзя, а каждые 10 цзя составляли ли.

В отличие от другого великого тирана на китайском троне – Цинь Шихуана – Чжу Юаньчжан правил долго, еще при жизни видел результаты своего «труда» и наверняка умер счастливым человеком (если только мог быть счастливым человеком, подозревающий всех и каждого во враждебности к себе и своей империи). Однако, исторические законы неумолимы. Любое государство, заточенное под единоличную власть любого, даже самого сильного и харизматичного правителя, на деле оказывается «колоссом на глиняных ногах». История Чжу Юаньчжана показала, что практиковавшиеся им методы ручного контроля над огромной страной, попытки контролировать и регламентировать все стороны жизни общества, ограничить (и даже запретить!) все потенциально враждебное и угрожающее – все это не только не эффективно, но и наоборот, в длительной перспективе приводит к ухудшению политической и экономической ситуации в масштабах всего государства.

Собственно, так и случилось. Чжу Юаньчжан правил тридцать лет, и в течение всего периода правления не было в стране силы, способной поколебать его власть. Однако после смерти могущественного тирана в 1398 году в Китае тут же вспыхнула жесточайшая междоусобная война. На несколько лет страна вновь погрузилась в хаос, из которого вышла благодаря победе одного из сыновей Чжу Юаньчжана – будущего императора Юнлэ.
Tags: Китай, история с географией, политическая сатира
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • про пятилетний план развития Китая

    Чуть менее месяца назад для молодого приморского ресурса «Контингент» написал статью о новой китайской пятилетке. Задачи гнаться за инфоповодом не…

  • про политику планирования семьи в Китае

    В международный день защиты детей вставил свои 605 слов в копилку общественной дискуссии о политике ограничения рождаемости в Китае и её отмене.…

  • и ещё про Китай

    Есть у меня пунктик. Люблю выискивать упоминания Китая в необычных литературных локациях (пример — см. intro к журналу). На днях, коротая время в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal

  • про пятилетний план развития Китая

    Чуть менее месяца назад для молодого приморского ресурса «Контингент» написал статью о новой китайской пятилетке. Задачи гнаться за инфоповодом не…

  • про политику планирования семьи в Китае

    В международный день защиты детей вставил свои 605 слов в копилку общественной дискуссии о политике ограничения рождаемости в Китае и её отмене.…

  • и ещё про Китай

    Есть у меня пунктик. Люблю выискивать упоминания Китая в необычных литературных локациях (пример — см. intro к журналу). На днях, коротая время в…