?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

На днях пришлось вернуться к тексту, который я готовил для нашего симпозиума по сравнительному анализу политики Центра в отношении периферии в России и Китае.

Хороший симпозиум получился. Текст тоже ничего )) Может быть, и ничего нового. Но для меня выводы, к которым я пришел, долгое время собирая и анализируя информацию о том, как работает региональная власть в Китае, очень важны. Жаль, что самые претенциозные из них пока никак не получается доказать официальными документами - кто ж напрямую признается, что регионах в Китае сплошь и рядом "кладут" на директивы Центра, массово фальсифицируют отчетность и по уши завязаны в мутных делах с местной бизнес-элитой...

Для публикации в Сети отобрал только выводы.

В общем, выкладываю на суд публики. (Особенно обратите внимание на abstract - сделал его на английском; ежели кто из коллег, для кого английский "роднее", поправит мои ошибки - буду весьма признателен).

Abstract:

Contemporary scheme of Center-Local relations in PRC is the result of evolution during post-1978 period. At the first stage of 1980s reforms a wide decentralization was introduced to provide economic growth by stimulating local powers to earn money for their regions. Later, in mid-1990s a radical effort was taken to bring back control to Beijing for the purpose of preventing separation trends and pumping up national budget. The most significant part of this 'recentralization' was the shift in tax system, which transferred the role of tax collection back to the Center. Nevertheless, the scale of social and economic duties for local governments remained the same. Formally the Center started to control local governments actions more strictly and demand 'economic growth at any cost'. Authorities rotation to prevent separation and corruption continued to be a key measure in center-local policy.

The result of 'recentralization' was contradictory. Beijing made central government stronger (by filling its funds) and escaped the problem of separatism. But 'recentralization' had few side effects, which became a serious challenge for China.

Local powers under the bureaucratic pressure of formal Center's control tend to ignore significant part of Beijing's orders. Falsification on socioeconomic indexes data is the common practice in regions (according to results of several regional authorities anonymous surveys). Besides, local authorities who try to make a career are interested in realization of expensive image-building projects, seeking to impress the Center. For that purpose economically impractical projects are often used. Credits are taken for these projects, so that new regional leaders get an unprofitable projects and debts made by previous leader who got promoted. Trying to solve financial problems local authorities tend to cooperate with local business elite resulting in growth of corruption and lack or Beijing's control.

Keywords: China, politics, regional governance, centralization


Среди аналитиков, не являющихся специалистами по Китаю, бытует убеждение, что наличие в Китае однопартийной политической системы и авторитарного по своей сути режима дает Пекину тотальный контроль над всеми уровнями системы власти и управления, в том числе в регионах. Взаимоотношения Центра и регионов, таким образом, воспринимаются исключительно в контексте диктата и доминирования Центра, что, якобы, легко объясняется наличием тысячелетних традиций сильной централизованной власти, основанной на функциях редистрибуции всего получаемого в стране продукта.

Однако, на деле мы видим обратную ситуацию, как в историческом контексте (региональные власти в Китае большую часть истории были достаточно автономны при сохранении «ритуального» подчинения Центру), так и на современном этапе.

• Регионы в Китае, который формально является страной с унитарным устройством, согласно действующему законодательству КНР, обладают значительной самостоятельностью в плане принятия властных решений – причем, большей, чем, например, в России, которая является федеративным государством.

• Возможности Пекина по оказанию определяющего влияния на действия местных властей, вопреки декларирующимся принципам национальной внутренней политики, существенно ограничены. Указания Пекина по сути являются не строгими и обязательными к исполнению правилами, а скорее достаточно абстрактными принципами, которым рекомендуется следовать в реальной рутинной работе «на земле». По факту именно местное руководство, исходя из собственных задач – частично конъюнктурных, частично определяемых реальными интересами регионов – решает, что и в какой степени из установок Центра претворять в жизнь.

• В этих условиях одним из основных рычагов воздействия Пекина на политику регионов является фактор контроля над кадровыми назначениями. Однако принцип ротации руководящих кадров, осуществляемый Чжуннаньхаем, на практике приводит не только к уменьшению центробежных тенденций, но и неэффективности экономической деятельности регионов (что будет разъяснено ниже).

Из истории: радикальная программа по децентрализации региональной власти была начата в 1978 году. Ее основа – т.н. политика «фэнь цзао чифань» (分灶吃饭, т.е. «питание в раздельных кухнях») – давала правительствам разных уровней возможность самим получать большую часть своих доходов и соответственно нести ответственность за свои расходы (иными словами, регионы были переведены «на хозрасчет»).

Вопросы разграничения объема налогов между Центром и регионами решались отдельными директивами Центра с учетом интересов экономического развития регионов, но большая часть местных налогов однозначно оставалась в провинциях. Местные правительства начали развивать собственные источники доходов, что делало их в значительной степени независимыми от казны Центра. Местные руководители оказались в положении людей, способных принимать решения без фактического согласования с Центром, сохраняя только формальные, «ритуальные» признаки «вассалитета».

Все это зачастую приводило к институциональным конфликтам между Центром и периферией. Кроме того, децентрализация была важнейшим фактором формирования тотальной коррупции среди представителей региональной власти (которые фактически ни перед кем не отчитывались; именно с начала 1980-х годов наблюдается срастание партийно-административной и деловой элиты Китая). Помимо этого, фискальная децентрализация ограничивала возможности Центра использовать грандиозные доходы, который начал получать Китай, на развитие всей страны).

К середине 1990-х годов побочные эффекты радикальной децентрализации стали очевидны, и правительство начало целенаправленно проводить меры, направленные на «рецентрализацию». Наиболее значимой мерой стала налоговая реформа 1994 года, согласно которой функции сбора налогов снова вернулись к Центру. Это серьезным образом увеличило доходы Центра и сократило финансовую автономию регионов. Доля доходов, идущих непосредственно в государственный бюджет увеличилась с 22% в 1993 году до 50% в 1997 году. Однако финансирование региональных проектов со стороны Центра значительно не увеличилось (особенно в регионах-донорах): в 2004 году регионы в среднем получали 45% местных налогов, но в структуре финансирования местных проектов отвечали за 72% всех расходов.

Как следствие, местные руководители начали массово фактически игнорировать требования Центра, особенно в сфере экономического планирования и отчетности, создавая фиктивную дутую отчетность и статистику.

Положение на сегодняшний день: Усиливающееся финансовое давление на регионы, в сочетании с принципом «экономические показатели роста любой ценой» и чисто конъюнктурными причинами, побуждающими местных руководителей добиваться имиджевых результатов во время своего пребывания на руководящих постах, привели к ситуации, когда показатели социально-экономического роста в регионах сплошь и рядом не соответствуют действительности (являются фиктивными), а значительная часть инфраструктурных проектов осуществляется за счет банковских кредитов, ничем не обеспеченных.

Причем говоря о «заточенности» местных властных элит на осуществление громких имиджевых инфраструктурных проектов, не следует также забывать об известном нам по российской практике «коррупционном факторе». В условиях, когда государство очень условно контролирует решения на местном уровне, использование служебных полномочий для личного обогащения путем получения откатов от подрядчиков и продвижения личных коммерческих интересов, является общераспространенной в Китае практикой.

Однако ключевым фактором является стремление местных руководителей использовать «успехи» вверенного им региона (зачастую не обеспеченные реальным экономическим ростом, нецелесообразные и неэффективные с точки зрения хозяйствования) для дальнейшего продвижения по партийно-административной карьерной лестнице. Пример: строительство в провинции Юньнань двух аэропортов размером с Домодедово на расстоянии 120 км друг от друга (Дали и Лицзян).

Институциональная слабость системы власти и управления КНР приводит к разрыву между тем, что декларируется на центральном уровне, и тем, как это осуществляется на региональном.

Этому способствует, во-первых, сложная структура административного аппарата (большое количество структур, дублирующих друг друга; в некоторых случаях дублирование функций со стороны партийных и административных структур). Во-вторых, слабость Центра на местах объясняется тем, что подразделения всекитайских органов власти в регионах находятся в полной финансовой зависимости от местных правительств (структурно находятся в рамках местных Народных правительств, получают финансирование из местных бюджетов).

В результате Центр зачастую не способен реализовать в регионах свою стратегию в тех областях, в которых общенациональные интересы противоречат интересам местных властей. Например, в сфере охраны окружающей среды, контроля качества продукции или защиты интеллектуальной собственности (причина: сплав интересов местной властной и деловой элит, не заинтересованных в сокращении доходов из-за регулирования хозяйственной деятельности) В то время как задачи по экономическому развитию регионов решаются более успешно, так как здесь интересы местных властей не противоречат, а совпадают с установками Центра.

Также следует отметить, что ввиду обозначенного разрыва в «стратегии» Центра и «тактики» регионов, дипломатические успехи на высшем уровне и совместные решения на уровне глав двух стран совершенно не означают (!!!) успехов в вопросах регионального трансграничного сотрудничества и реализации этих решений.

В лучшем случае эти решения фиксируются в программных документах, имеющих зачастую чисто формальный характер (типа Программы восстановления старой промышленной базы СВК). Провал координации указанной программы с российской программой развития ДВ – характерный пример. Решения, принятые в Пекине, спускаются в регионы, где они или игнорируются вообще, или подводятся под конъюнктурные, массово сфальсифицированные показатели отчетности.

Comments

( 9 comments — высказаться )
threeeyedfish
Dec. 11th, 2013 11:45 am (UTC)
谢谢哦,老子长知识了。
eluosi
Dec. 11th, 2013 12:29 pm (UTC)
Спасибо. Утащил в #Wasai Магазеты, там даже коммент оставили уже :)

http://magazeta.com/outside/zuenko-central/#comment-74391
ivan_zuenko
Dec. 13th, 2013 03:45 am (UTC)
Спасибо!

Коммент, правда, странный какой-то ))
hemul215
Dec. 11th, 2013 06:59 pm (UTC)
Вот что значит, родной язык. Все речевые обороты и прочие вкусности твоей манеры писать безвозвратно утрачены в английской версии текста. (Зато понятно даже мне))
ivan_zuenko
Dec. 12th, 2013 08:48 am (UTC)
Ура! Спасибо! Это и требовалось.

Дело в том, что в научных публикациях чаще всего не совсем английский язык, а эдакий science simple English, рассчитанный, прежде всего, на "неносителей" языка. И этот simple English и есть современный лингва-франка, типа латыни для предыдущих поколений ученых...
holera69
Dec. 12th, 2013 02:07 am (UTC)
Браво, Иван! Ты сделал это. Но вот последние два абзаца просятся на отдельную статью, нет?
ivan_zuenko
Dec. 12th, 2013 08:47 am (UTC)
Абсолютно верно. Просто содержание текста во многом определялось тематикой симпозиума, к которому он был подготовлен.

Получается, что немного аутсайд, но зато привязка к актуальным нашим проблемам. А это бонтон ))
imajarov
Dec. 12th, 2013 02:34 pm (UTC)
Давно общался с одним китайцем в России, который будучи каким-то там партийным активистом по сельхозлинии, выделеные Пекином на модернизацию в уезде сельхозугодий денюжки - вложил в казино во Владивостоке. Я его спрашиваю: "А как же модернизация?" Он ответил что-то типа: "Надо чтобы всем хорошо было. Сейчас деньги прокручу, мне будет приятно и потом буду с еще большим рвением модернизировать". Прогорел!
ivan_zuenko
Dec. 13th, 2013 03:45 am (UTC)
Мне бы эти свидетельства, да в задокументированном виде!... Эх.
( 9 comments — высказаться )

Profile

ivan_zuenko
ivan_zuenko
Я умею говорить по-русски!

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner